kamienec (kamienec) wrote,
kamienec
kamienec

Военный и морской министр А.Ф. Керенский в Каменце-Подольском в 1917 году


Командование армиями Юго-Западного фронта во время встречи А.Ф. Керенского на станции Каменец-Подольск. Среди встречающих: главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта А.А. Брусилов, начальник штаба Юго-Западного фронта С.А.Сухомлин и др. Май 1917 года.

В мае 1917 года политический деятель Александр Фёдорович Керенский получает должность Военного и морского министра Всероссийского Временного Правительства. На должности министра Керенский приложил большие усилия для организации наступления русской армии в июне 1917. Керенский объезжал фронтовые части, выступал на многочисленных митингах, стремясь воодушевить войска.

"Назначение А. Ф. Керенского военно-морским министром вручило судьбу армии в руки вождя русской революционной демократии и возложило на демократию в ея целом повелительный долг сделать все, чтобы восстановить боевую мощь армии. Вот почему А. Ф. Керенский предпринял поездку на фронт, которая должна была сыграть огромную роль в поднятии духа армии, сильно пошатнувшегося под влиянием темной агитации безответственных лиц".
Журнал "Искры" № 19, Воскресенье, 21 мая 1917 г.


А.Ф. Керенский в рабочем кабинете. Вторая половина 1917 года.




"После короткой остановки в Киеве Керенский 13 мая прибыл в Каменец-Подольск, где должен был собраться съезд делегатов от частей и соединений Юго-Западного фронта. Большой зал городского театра был набит в этот день битком.

Одним за другим выступали ораторы, представлявшие разные политические группы и партии. Среди них, между прочим, были будущий большевистский главковерх прапорщик Н. В. Крыленко. Наконец слово было предоставлено военному министру. Керенский был в ударе.

"Вы самые свободные солдаты мира! Разве вы не должны доказать миру, что та система, на которой строится сейчас армия, — лучшая система? Разве вы не докажете другим монархам, что не кулак, а Советы есть лучшая сила армии? Наша армия при монархе совершала подвиги: неужели при республике она окажется стадом баранов?"

На следующий день Керенский в сопровождении генерала Брусилова выехал на передовую.
В течение дня он пять раз выступал с речами, каждый раз срывая шквал аплодисментов. Очевидцем одного из таких выступлений оказался прапорщик Ф. А. Степун. Он вспоминал:
"Как сейчас вижу Керенского, стоящего спиной к шоферу в своем шестиместном автомобиле. Кругом плотно сгрудившаяся солдатская толпа. Сзади нее офицерские фуражки и погоны. Неподалеку от меня, у заднего крыла, стоит знакомая фигура дважды раненного пехотного поручика. Приоткрыв рот, он огромными печальными глазами и полными слез в упор смотрит на Керенского и не только ждет, но как будто бы требует у него какого-то последнего всерешающего слова".


Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта Алексей Алексеевич Брусилов





Начальник штаба Юго-Западного фронта Семён Андреевич Сухомлин.




Приступ ораторского вдохновения, посетивший Керенского накануне, не прошел и к этому времени:
"Его широко разверстые руки то опускаются к толпе, как бы стремясь зачерпнуть живой воды волнующегося у его ног народного моря, то высоко поднимаются к небу. В раскатах его взволнованного голоса уже слышны характерные для него исступленные всплески. Заклиная армию отстоять Россию и революцию, землю и волю, Керенский требует, чтобы и ему дали винтовку, что он сейчас пойдет вперед, чтобы победить или умереть".

Аудитория слушала Керенского завороженно. Внезапно однорукий поручик протиснулся вперед и, подойдя к Керенскому, сорвал с себя Георгиевский крест и нацепил его на френч военного министра. Керенский пожал поручику руку и передал крест своему адъютанту: в благотворительный военный фонд.
"Приливная волна жертвенного настроения вздымается все выше: одна за другой тянутся к Керенскому руки, один за другим летят в автомобиль Георгиевские кресты, солдатские и офицерские. Бушуют рукоплескания. Восторженно взвиваются ликующие возгласы: "За землю и волю!", "За Россию и революцию!", "За мир всему миру!" Где-то, поднимаясь и ширясь, надвигаются на автомобиль торжественные звуки "Марсельезы".

Эффект таких речей был поразителен, хотя и недолог. Скептики могли сколько угодно иронизировать, называя выступления Керенского "поэзоконцертами". Действительно, в них было что-то схожее с эстрадными выступлениями Игоря Северянина: "Тогда ваш нежный, ваш единственный, я поведу вас на Берлин". Но публика проглатывала эти бесконечные "я", передозировку пафоса и повторы. Если бы Керенский призвал к немедленному наступлению, нет сомнений — вся многотысячная толпа его слушателей тотчас бы ринулась на врага. Но если бы наступление предстояло на следующий день, никаких гарантий дать было нельзя.

Мы уже писали о том, что, выступая, Керенский заводил не только аудиторию, но и самого себя. В эти минуты он и сам верил в то, что ведет за собой народ, что его словам внимает вся Россия. Но это не мешало ему рассчитывать свои шаги, умело пользоваться настроением момента. Именно 14 мая, в день своего триумфа, Керенский передал в печать текст "Декларации прав солдата". Одновременно в газетах был опубликован подписанный Керенским приказ о наступлении. Собственно, это не был настоящий приказ, а скорее воззвание, призывавшее быть готовым к активным действиям. Керенский обращался к солдатам: "Вы понесете на концах штыков ваших мир, правду и справедливость. Вы пойдете вперед стройными рядами, скованные дисциплиной долга и беззаветной любви к революции и родине".


Публика на вокзале Каменца-Подольского в ожидании прибытия А.Ф. Керенского



***
"А.Ф. Керенский среди войск".

"Министр, сопровождаемы генералом Брусиловым и некоторыми чинами штаба, выехал в 8 часов утра 13 мая в автомобиле из Каменец-Подольска по маршруту на Бучач, где была назначена первая остановка. Части, которые предполагал посетить министр, были извещены об этом по телеграфу. Весть о пребывании в армии популярного министра и об его поездке распространилась по всей армии с быстротой молнии. Всюду по пути следования министра встречали тысячи солдат и офицеров, спешивших всевозможными способами выразить ему свои симпатии и радость, что они видят первого народного военного министра-социалиста.

В Бучаче А. Ф. Керенского ждала многотысячная толпа солдат всех родов оружия и офицеров с красными флагами, на которых значились лозунги: «Земля и воля», «Да здравствует министр, товарищ Керенский!»
В числе офицеров находились чины штаба армии, с командующим армией во главе.

А. Ф. Керенский произнес с балкона ратуши речь, в которой передал войскам бучачского гарнизона привет от временного правительства и заявил, что скоро настанет час, когда солдаты должны будут показать, что свободная армия сильнее царей, и что свобода будет закреплена лишь тогда, когда внешний враг будет разбит и прогнан с Русской земли. Речь министра была покрыта многократным «ура» и возгласами: «Мы готовы итти вперед, только прикажите!».

В числе ораторов, приветствовавших министра и генерала Брусилова, говорил молодой поручик Рымницкий от лица «батальона смерти», недавно организовавшегося в Бучаче.

Рымницкий заявил, что его "батальон смерти" поклялся защищать свободу от всех ее врагов, внутренних и внешних, и скорее умрет, чем допустит, чтобы враг насмеялся над русской свободой. А. Ф. Керенский и генерал Брусилов по окончании речей были вынесены на руках и посажены в автомобиль".



"Завершая поездку по передовой, Керенский отправил в Петроград телеграмму: "Доношу Временному правительству, что, ознакомившись с положением Юго-Западного фронта, я пришел к положительным выводам, которые сообщу по приезде".
Источник



***
Прочитав эти строки, осталось непонятным, где тут очевидная ошибка в датах:

"...Керенский 13 мая прибыл в Каменец-Подольск"
"На следующий день Керенский ... выехал на передовую".

"Министр, ...выехал в 8 часов утра 13 мая в автомобиле из Каменец-Подольска по маршруту на Бучач..."

если первые две цитаты являются верными по датировкам, то выходит, что Керенский выехал из Каменца в Бучач утром 14 мая, остановившись в Каменце на ночлег после выступления в городском театре.


***
В тексте упоминается, что Керенский выступал в городском театре:
"Большой зал городского театра был набит в этот день битком".

Возник вопрос, в каком именно здании выступал Керенский?
В то время было два подходящих здания: непосредственно городской театр (он сгорел позже, в 1918 году), о наличии в котором "большого" и "малого" залов нет сведений.


Городской театр на Татарской улице.




и Пушкинский дом, в котором, наверняка, было несколько залов




Вскоре я нашёл и ответ:

"В мае 1917 года в Пушкинском доме проходил 1-й съезд Юго-Западного фронта (700 делегатов). За продолжение войны до полной победы выступали командующий фронтом генерал А.А.Брусилов, глава Временного правительства А.Ф.Керенский, французский социалист А. Тома, эсер Б.В.Савенков. Против войны, за переход власти к Советам высказался прапорщик Н.В.Крыленко — представитель ПК РСДРП (б) и армейского комитета II армии, впоследствии первый Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Советской республики.


Интересно, что в газете "Радянське Поділля" (г. Хмельницкий, 1981 год) в статье об этом съезде упомянуто только выступление Крыленко:

"В мае 1917 года здесь проходил съезд представителей частей Юго-Западного фронта, на котором выступил большевик Н.В. Крыленко, позже Верховный Главнокомандующий вооруженными силами Советской Республики".



Tags: 1 мировая война, Известные личности, История
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments