kamienec (kamienec) wrote,
kamienec
kamienec

Подольский гражданский губернатор Фёдор Лубяновский.



Он прожил почти 92 года. В Каменце-Подольском одна из улиц Старого города — Старобульварная, до сих напоминает нам об устроенном им в городе над Смотричем в начале далеких 1830-х маленьком зелёном чуде — бульваре.

Речь идёт о Фёдоре Петровиче Лубяновском (1777-1869), который в 1831-1833 годах занимал в Каменце-Подольском высокую должность подольского гражданского губернатора.

Заложенный Лубяновским у Армянского бастиона первый в городе бульвар в народе называли Лубяновкой. Впоследствии, когда в городе появился Новый план, а на нем Новый бульвар, детище бывшего губернатора в Старом городе стали называть Старым бульваром. Бульвар трижды упомянул Евфимий Сецинский в знаменитой книге "Город Каменец-Подольский", изданной в 1895 году. Сначала в достаточно сухом перечне подольских губернаторов Ефим Иосифович не просто указал годы управления Фёдором Петровичем губернией — 1831-1833, но и добавил в скобках как чрезвычайно важную деталь деятельности Лубяновского: "Его именем называлась нижняя часть Старого бульвара, им устроенного".


В другом месте Сецинский уточнил, как закладывался бульвар:
"При губернаторе Лубяновском (1831-1833) был взят у доминиканок сад, расположенный над обрывом напротив Польских фольварок, и преобразован в городской бульвар, который сейчас называют Старым".


Старый бульвар со стороны городских ворот, в последней четверти 19 века.
Видны скамейки, скульптуры. Справа стоит круглая беседка с ограждением.



Наконец, рассказывая, как 23 сентября 1842 года около девяти вечера в Каменец-Подольский прибыл российский император Николай I, Ефим Иосифович отметил:
"Крепость, скалы, бастионы, башни, купола храмов и минарет, а также сад Лубяновка (Старый бульвар, нижняя терраса) - все это было иллюминировано".

Перед Каменцем Лубяновский длительное время, в 1819-1830 годах, был губернатором в Пензе.
О характере 12-летнего управления Фёдора Петровича Пензенской губернии сохранились негативные отзывы Виссариона Белинского и Льва Жемчужникова. Приведем фрагмент материала современной пензенской журналистки Ольги Климкиной "Чем запомнились пензенские губернаторы и что оставили после себя", который касается Лубяновского:

"Он сменил на посту Сперанского, женился на дочери местного богатого помещика, шокировал местный бомонд своей образованностью и увлекался литературой. Именно Лубяновский встречал в Пензе Александра I. Причем встретил так, что император остался в восторге от Пензы и наградил губернатора орденом Святого Владимира второй степени. И все бы ничего, если бы на престол не взошёл Николай I. Он прекрасно знал, что Лубяновский не был чистым на руку, поэтому направил из столицы ревизора. Чиновничьи дома обыскивали даже ночью, и в итоге комиссия нашла доказательства вины губернатора. В 1830 году его отправили в отставку, правда, потом всё же вернули на службу и назначили Подольским губернатором".

Положительным результатом губернаторства Федора Петровича было открытие в Пензе первого в России училища садоводства, строительство двух гостиных дворов и обустройство общественного парка.


А дальше, как видим, эстафету принял Каменец-Подольский. Вообще, по воспоминаниям современников Лубяновский вырисовывается как противоречивая личность: благородство натуры, трудолюбие, жажда знаний сочетались в нем с чиновностью и ловкостью в делах.

Отвечая архиепископу Подольскому Кириллу митрополит Филарет писал о Лубяновском: "Он и отсюда виден странно действующим: находит одни затруднения в том, что другие легко сделали в местах более трудных".

О деятельности Лубяновского как подольского губернатора сохранилось несколько свидетельств. Сенатор из Санкт-Петербурга Павел Дивов, который имел имение в Ушицком уезде, в селе Песец, посетив летом 1832 года во время отпуска на один день губернский город, записал в дневнике:
"Приехав в Каменец, я познакомился с местной властью. Губернатор Лубяновский — человек умный, всеми любимый. Дворяне любят его за то, что, проводя следствие во время польского мятежа, он не прибегал к крутым мерам и, допросив до 2000 человек, спас их от вполне заслуженной ими, быть может, казни. Мещане, купечество и народ любят его за справедливость и деятельность".

Современный польский театровед Ярослав Коморовский в исследовании о польском театре на Волыни, Подолье и Киевщине в 19 - начале 20 века привел такой эпизод:
"В Каменце-Подольском труппа Яна Милевского играла с мая 1832 года до января 1833 года исключительно на польском языке, представляя выдающийся репертуар, в частности сцену из четвертой части "Дзядов" Адама Мицкевича. Однако вскоре должны появиться российские одноактные пьесы, поскольку губернатор Федор Лубяновский, все еще доброжелательный к полякам, выплачивал на такие пьесы "небольшую помощь", уменьшая расходы самого театра. Однако сам он их не посещал. Таким образом, если можно было увидеть пристава, который, когда его спросили, куда мчится, отвечал: "Бегу сообщить господину губернатору, что он уже может ехать в театр. Заканчивается русская пьеса".

Губернаторский дворец располагался почти напротив театра, поэтому нетрудно было прийти вовремя. Неудивительно, что в ноября 1833 года, когда Федор Лубяновский, отозванный начальством, выезжал из Каменца, в театре спели в его честь кантату, её текст был напечатан и роздан публике на память. Однако это уже был последнее проявление такой взаимной доброжелательности".

Во времена губернаторства Фёдора Петровича описаны учреждения размещались на нынешнем армянском рынке: дворец губернатора там, где сейчас мы видим пожарную часть, а театр (до 1858 года) — напротив, на месте здания бывшего Окружного суда.


Дворец Подольского гражданского губернатора.




Немало сведений о жизни Фёдора Лубяновского можно почерпнуть из его воспоминаний, опубликованных посмертно, в начале 1872 года, в московском журнале "Русский архив". Редакции этого журнала рукопись отца передал старший сын бывшего подольского губернатора — генерал-лейтенант Пётр Лубяновский.

Официальные данные свидетельствуют, что 22 февраля 1831 года с должности подольского губернатора уволили Николая Грохольского и в тот же день на его место назначен Федор Лубяновский.

Последний в воспоминаниях писал:
"В феврале 1831 года дан Сенату высочайший указ о назначении меня подольским гражданским губернатором. Тогдашний министр внутренних дел граф Закревский писал мне, что недоброжелатели мои успели навлечь на меня тучу неприятностей, и что он не хотел упустить первой удобной минуты, чтобы представить обо мне Императору, потому самому и без предварительного со мною сношения. Честь и слава почтенному графу Арсению Андреевичу Закревскому за твердость его в любви к правде, не в одном подобном случае".

"Не участвовав в этом назначении ни желанием, ни помышлением, я отдал себя Спасителю и, один без семьи, уехал из Пензы".

В Каменец-Подольский он добирался через Харьков, Полтаву, Киев. Посетил Лубяновский и село Млины около Опышни на Полтавщине, где родился 9 августа 1777 года в семье священника. Здесь Фёдор Петрович "поклонился праху блаженных своих родителей, молитвами которых Бог до сего времени щадил меня", ...не без удовольствия, но и не без слёз, завидел с Млинянской горы дом, где родился, и церковь, построенную моими родителями и обсаженную собственноручно отцом моим отборнейшими из своих лесов деревьями, удачно и роскошно разросшимися".

Еще одна дорожная заметка подольского губернатора:
"Завидев Киев, я, как ребенок, обрадовался, узнав церковь Святого Андрея Первозванного. Мальчиком ещё я был в Киеве с отцом и матерью, и из всех тамошних святынь одна эта церковь врезалась у меня в памяти; я видывал её даже во сне, и тут был доволен, что зеркало моей памяти не совсем заиндевело. Поклонившись святым Божиим угодникам Киевским, из разговора при свидании с предержащими властями я должен был заключить, что приеду в Каменец не на радость".

Вот, наконец, и Каменец:
"Приехал туда в апреле на страстной неделе, за два дня до светлого праздника".

Поскольку в 1831 году Пасха пришлась на 19 апреля (по старому стилю), то в город над Смотричем Федор Петрович прибыл 17 апреля (то есть, почти через два месяца после назначения). Это были тревожные времена национально-освободительного восстания поляков и литовцев против властей Российской империи. Началось оно 29 ноября 1830 года в Варшаве, охватило Королевство Польское, а с 26 марта 1831 года — Литву и распространилось на земли Правобережной Украины и Белоруссии. Поэтому Лубяновский записал о тогдашнем Каменце:

"Нашел в этом городке необыкновенно большое стечение людей всякого рода с явным на лицах беспокойством какого-то ожидания; плохо потому верил обычному благовестию, что в губернском городе и во всей губернии обстояло благополучно, а выходя из дому в субботу в полночь к заутрене, получил донесение, что мятежники в южных уездах подняли польское знамя и, с оружием в руках, ватагами двинулись к сборным местам, разграбили почтовые станции, пресекли сообщение с губернским городом".

Вот так начиналось на Подолье губернаторство Лубяновского. Читаем в его воспоминаниях:
"При этой кровавой вспышке безрассудных мечтаний, пока войска пришли из Бессарабии, надобно было тотчас приступить к исполнению требований фельдмаршала графа Дибича, собрать с губернии до 80 тысяч четвертей провианта и фуража, 10 тысяч быков, обратить муку в сухари, взять из Хотинского запаса лекарств на 200 тысяч человек, и все это выслать в назначенные места к 1 июня. «Иначе, — писал фельдмаршал, — войска с того числа останутся без продовольствия, и подольский губернатор головою будет тогда отвечать за голод и все от того последствия в армии». Оставалось до срока не более шести недель: каждый час был дорог, и много было труда и заботы, но зато не без успеха. С помощью Божьей к 1 июля, месяцем позже, всё было на месте. Пособило мне то, что ни я никого, ни меня никто еще не знал в губернии; я знать не хотел, а мне никто показать не хотел, что у кого было на сердце".

Два заключительных абзаца воспоминаний Лубяновского, под которыми стоит дата — 20 июня 1854 года, посвящены Подольской губернии и её главному городу:

"По климату не много у нас таких прекрасных губерний: столиственная роза в садах там красуется в цвету до зимнего Николы; весенний посев на полях нередко начинается в конце февраля; виноград, другие нежные плоды созревают на воздухе; земля, не так как люди, — не умеет быть неблагодарной; в лесах, везде береженых, бук, липа, граб, дуб, ясень, клен; в парках тенистые деревья, каштановые, ореховые и исполинские пирамидальные тополи. Надобно было отправить поезд не в ближнее место за небывалою здесь и невиданною красавицею, за елью, по славе о неувядаемой зелени. Одна также во всей губернии сосновая рощица, и та не природою посажена; одна же во всей губернии березовая роща, несколько сотен плакучих отшельниц из севера. Нигде нет ни песков, ни болота, ни топи. Не отошел бы от живописных берегов Днестра, Збруча и Буга; не расстался бы с роскошными долинами.

Каменец также замечателен по местоположению — гнездо на бугре, которого лишь темя удобно для поселения, по крутизне ската к подошве со всех сторон. Каменистый в уровень с этим бугром хребет, обогнув его дугою, с одной только стороны пересекается долинами, между которыми выдвинулась, в уровень же с бугром, огромная груда, где турками построена крепость. Бугор, на котором город, подумаешь, оторван от хребта, и отброшен, словно отколок. Речка Смотрич, выходя из-за груды, вместо того чтобы, перешагнув сажень десять, пойти за ту же груду в другую долину, будто в раздумья поворотила обмыть прежде кругом всю подошву бугра. Геогносту здесь, да и во многих местах Подольской губернии, было бы над чем потрудиться".

После этого описания Каменец редакция "Русского архива" добавила:
"Этим заключаются Записки Фёдора Петровича Лубяновского. Оставив Подольскую губернию, которой он управлял последнее время, будучи уже сенатором и где живая еще память о нём, он с 1834 года переехал в Петербург, где присутствовало в Сенате и был первоприсутствующий в департаментах и в 1-м общем собрании Сената до 1867 года".

"Он скончался на 92-м году, 2 февраля 1869 года. Последний год жизни он угасал, но до того жил полною умственною жизнью".


В последний год 20 века "Партия возрождения Каменца-Подольского" намеревалась возродить заложенный Лубяновским бульвар, известный ещё как Западный. Но всё ограничилось субботником по расчистке его территории. А сегодня из-за строительства это место вообще отгорожено и не доступно для посещения.


На переднем плане современный вид участка Старого бульвара.
Фото сделано в октябре 2014 года.




Источник



Дорога "от замка над скалой" — Старый бульвар".
Дворец Подольского губернатора.


________________________________________________________________
Источник:
Олег Будзей. "Бульварний губернатор"

Tags: Известные личности, Общественная застройка, Объекты отдыха, Управление городом

Posts from This Journal “Управление городом” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments