kamienec (kamienec) wrote,
kamienec
kamienec

Загадочные детали Нового замка в Каменце-Подольском.



Новый замок в Каменце-Подольском, безусловно, является уникальным памятником оборонного зодчества 17 века, по крайней мере в масштабах Украины. К сожалению, к его изучению, не говоря уже о реставрации или хотя бы банальной сохранности, уделяется недопустимо мало внимания.


Историки, археологи и краеведы почему-то предпочитают обсуждать проблемы, связанные со средневековым Старым замком, забывая при этом, что Новый замок  является не менее интересным и ценным памятником архитектуры. Нет смысла подробно останавливаться на общеизвестных фактах, упомянем лишь основные моменты.

Новый замок построен с западной стороны Старого замка на высоком каменистом мысу в период с 1617 по 1621 годы. Проект, чертёж или хотя бы эскиз, по которому строились укрепления, сейчас в историографии неизвестны. По типу укрепления Новый замок близок к так называемому "горнверку" — два полубастиона объединены куртиной.

До нашего времени Новый замок дошёл не в идеальном состоянии. На спутниковом фото видно, что полностью отсутствует облицовка южного участка сухого рва до южного полубастиона включительно. Известно, что облицовка валов с южной стороны было использована в середине 19 века для постройки одной из церквей города.

Кроме этого, видно, что разрушена также северная куртина. Когда и при каких обстоятельствах это произошло?




В нашем распоряжении есть архивные фотоснимки, для датировки которых имеются следующие сведения:
- брама (ворота) Станислава Августа (трёхарочное сооружение на дороге вдоль северных крепостных стен) в 1875-1876 годах была разобрана для расширения проезда;
- в 1860-е годы в каменце работало фотоателье Юзефа Кордыша, которое в конце 1871 года приобрёл Михаил Грейм;
- Август Энгель открыл фотоателье в Каменце в 1870 году (Е. Сецинский. 1895)

Таким образом, снимки, где наличествует брама Станислава Августа, можно датировать от 1860-х, возможно, от второй их половины, и до 1876 года.
История с обвалом и демонтажём стены северной куртины Нового замка позволяет сузить временные рамки некоторых фотоснимков до 1872 года.


1. Фрагмент снимка крепости с северо-востока. Стена ещё целая.
Автор и дата снимка неизвестны.




2. Фрагмент фото Августа Энгеля. Правее брамы Станислава Августа видно белое пятно, похожее на осыпь грунта.
Снимок можно датировать 1870-1876 годами.




3. На этом фото под стеной явно виден обвал.
Автор неизвестен. Снимок можно датировать 1870-1876 годами.



4 . Это фото из альбома 1885 года.
Брамы Станислава Августа уже не существует. Правая часть стены разобрана, левая часть сохранена.
Снимок можно датировать 1876-1885 годами.




Итак, стена была разобрана и "исчезла" в период между 1870 и 1885 годами. В Государственном архиве Хмельницкой области хранятся документы, которые могут пролить свет на обстоятельства её исчезновения.

Первый документ — это докладное письмо исполняющего обязанности пристава 1 стана на имя Подольского губернатора, князя И.В. Мещерского, в котором сообщается о событии, которое произошло в ночь с 28 на 29 июня 1872 года в замке.

Согласно сообщению, произошёл провал земли за северной стеной Нового замка у дороги на Подзамче. Причем, во время обвала земли стена осталась целой, только сдвинулась вперёд, а земля перед стеной (между стеной и дорогой) в результате провала поднялась на высоту около 70 см. Не смотря на то, что стена устояла, в ней образовался ряд трещин, из-за чего возникла угроза полного её разрушения, что, несомненно, представляло опасность для жителей пригорода Выдровка.

Для обследования места обвала губернской управой туда был направлен инженер Костенецкий. Его подробный отчёт об обследовании места обвала и схема тоже сохранились.




Стена с галереями в разрезе на схеме Костенецкого.



Согласно упомянутому отчёту, в результате проседания почвы стена, подпиравшая северный вал Нового замка треснула в шести местах на всю свою высоту и выдвинулась вперед примерно на 3 метра пологой дугой. Причем в отчёте отмечалось, что стена почти не просела — карниз остался прямым. Участок повреждения стены имел длину около 60 метров, указанный размер повреждения совпадает с размером участка, где стена отсутствует.

Значительно большие трансформации произошли с грунтом за стеной, он осел до высоты стены на ширину около 13 метров. Перед стеной, как уже отмечалось в полицейском отчёте, почва, наоборот, поднялась на высоту более 1 метра. В западной части оползня, ближе к сухому рву, подъёма уровня земли не наблюдалось, зато здесь образовались трещины, такие же как и на поднявшемся участке. В образовавшихся трещинах наблюдались остатки каменных сводов.

В ходе составления отчета инженером Костенецким был проведен опрос свидетелей происшествия, которые рассказали, что во время обвала были слышны грохот и звуки, похожие на стон или рёв — Костенецкий предположил, что эти звуки были следствием перемещения массы воздуха в обваливихся полостях.
Причиной проседания грунта у северной стены, по мнению инженера, было разрушение свода боевой галереи, находившейся за стеной.

Доказательством наличия галереи были остатки разрушенных сводов. Кроме того, в стене наблюдались остатки семи округлых, "ружейных" бойниц, выходивших в сторону дороги. Находились они на высоте 1,4 метра от уровня дороги и были около 20 см в диаметре. Вполне возможно, что упоминавшиеся проёмы — это не бойницы, а технологические отверстия для балок, связывающих стены.

Кроме того, в рапорте говорится и о свидетельствоах местных "старожилов" — якобы они галерею помнят, и будто вход в неё был с фланга северного полубастиона. В 1830-х годах этот вход был замурован для того, чтобы в галерее не имели возможности прятаться криминальные элементы.

Подъём почвы перед стеной, по мнению Костенецкого, был вызван тем, что в контрминную галерею, расположенную под дорогой вдоль валов и соединенную с боевой галереей под северным валом, во время разрушения последнего попала под давлением масса земли и воздуха.

Загадочным в этой истории является утверждение о наличии в северной куртине Нового замка боевой (с бойницами ?) и контрминной галерей. Никаких упоминаний, кроме приведенных выше, об этих галереях не известно.

Археологические исследования этой части Нового замка не проводилось. Поверхностным обследованием Нового замка в наше время обнаружить следы галерей тоже не удаётся. Так что можно констатировать необходимость археологических исследований разрушенного участка северной куртины Нового замка. Без таких обследований мы можем лишь гипотетически предположить существование упомянутых галерей и попробовать установить время их постройки.

Первое возможное предположение — боевая галерея была построена одновременно с Новым замком. Единственный источник, отражающий северную куртину Нового Замка — это рисунок неизвестного автора, опубликованный О.Пламеницкой. Исследовательница датирует это изображение 1650-70 годами.



На картинке присутствуют такие детали, как бойницы на стене, прикрывавшей фосебрею, бойницы в башнях и тому подобное. Логично предположить, что если бы в то время в северной куртине была боевая галерея, её бойницы тоже были бы изображены на рисунке. Бойницы там не показаны, но видно, что верхняя часть стены повреждена или даже разрушена.



Информации о повреждении Нового замка до 1672 года в нашем распоряжении нет. Тем не менее, изображение повреждений позволяет предположить с большой долей вероятности, что замок модифицировался и ремонтировался ещё до 1672 года.

Сравнительно большое количество иконографических источников 18 века свидетельствует о том, что вид Нового замка течение этого периода также существенно менялся.

В частности есть упоминания о том, что:
- в 1706-1709 годах углублены рвы Нового замка, отремонтированы контрэскарпы у ворот Нового замка, построена кордегардия
- в 1710-15 годах вновь углубляют рвы Нового замка, строят новый мост, соединявший его со Старым замком.
- в 1720-25 годах рвы обкладывают камнем.
- в 1740 году в письме Яна де Вите к королю упоминается, что стены падают, контрэскарпы надо восстанавливать и т. п.
- до 1761 года была построена стена, соединившая батарею святой Урсулы (южный двор Старого замка) с Новым замком, построена и позже усилена земляной насыпью стена, защищающая Новый замок с севера в районе Подзамецких ворот.


К сожалению, приведенные данные достаточно скупы и односторонни, благодаря им можем лишь констатировать факт проведения работ в Новом замке на протяжении 18 столетия. Некоторое представление об изменениях горнверка могут дать топографические планы Каменца. Сейчас известно о существовании нескольких их десятков.

Первым детальным планом фортификаций Каменца 18 века считается план Бенедикта Ренарда 1713 года, хранящийся в Виндзорском дворце в Великобритании. Ольга Пламеницкая считает этот план достоверным источником по истории укреплений Каменца. Северная куртина Нового замка изображена почти прямой, с едва заметным выходным углом в том месте, где заканчивается сухой ров. В самом рву, поперёк был траверс (R), а при входе в ров со стороны Подзамецких ворот существовали укрепления из кольев — возможно противокавалерийские заграждения, широко использовавшиеся в 18 столетии. К сожалению, никаких подземных коммуникаций и помещений в Новом замке на плане не обозначено.




Затем на более поздних планах у северной куртины Нового замка за Подзамецкими воротами появляются некие объекты, которые можно идентифицировать, как траверсы-балки (контрфорсы?) или канавы (углубления в почве). На плане 1735 года, составленом Яном де Витте, таких объектов 3 и очевидно, что они выделены цветом, как проектируемые.




На плане 1735-1740 годов в этом месте изображено 4 объекта. На изображении они не выделены цветом, то есть обозначены. как уже построенные.


И, наконец, на плане Каменца 1746-1750 годов изображён ряд из уже из 6 объектов, и их расположение идентично расположению бойниц-проёмов, обозначенных Костенецким.




На плане города 1761 года снова видны изменения в северной куртине. В том месте, где заканчивается контрэскарп и далее к Польным воротам, куртина нарисована выпуклой дугой с несколькими примыкающими объектами. Можно предположить, что они выполняют функции траверсов или контрфорсов.




Почти так же изображён этот участок стены на плане 1780 года. Таким образом, в 1730-1770-х годах эта часть Нового замка была реконструирована.




Стена на плане 1797 года.
Тут мы видим 3 выступа


Участок стены на плане 1801 года. Тут снова мы видим 3 выступа, напоминающих контрафорсы.


Сейчас можно сделать вывод, что ответы на вопрос, как точно выглядела северная часть Нового замка, могут дать дополнительные археологические исследования. Кроме того, большой объём материалов по истории фортификации Каменца 18 века тоже всё еще ждёт своих исследователей.


___________________________________________________________________________________


Источник
"Діаріуш гайдука. Записки на полях працівника музею..."
Дещо з історії Нового замку

Tags: Замок, Фортификация

Posts from This Journal “Замок” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 12 comments