kamienec (kamienec) wrote,
kamienec
kamienec

Монастырь францисканцев и костёл Успения Девы Марии. Часть 2. 17-18 столетия.


Южный и восточный фасады костёла Успения Девы Марии.
Проект реставрации Евгении Пламеницкой

Литературные источники сообщают, что францисканский монастырь не был повреждён во время турецкой оккупации 1672-1699 годов. Комиссия, которая описывала город в 1700 году, зафиксировала "костёл отцов францисканцев с его окружением". Вскоре после этого францисканцы вернулись в город и начали обустраивать костёл.

Каменецкий епископ Стефан Рупневский в 1717 году "застал у них порядок и лад, храм с боковыми часовнями полностью отреставрированный", а также "очень много материала для возведения нового монастыря, который был полностью закончен в 1753 году"

Часть 1. 14-17 столетия.


Во время турецкого владения Каменцем одна из городских мечетей, которую источники не идентифицируют, хотя её существование не вызывает сомнений, была посвящена матери султана Турхан Хатидже. По счетам на строительство известно, что в 1680 году к ней был пристроен минарет.

Есть версия, что этой мечетью был францисканский костёл Успения Девы Марии — третий из больших костёлов, окружающих Рынок. Предположение основано лишь на том, что при западном фасаде костёла имелось крыльцо, которое могло стать основой для минарета. Следов минарета при археологических исследованиях костёла пока не обнаружено.

План монастыря 1746-1749 годов.


Судя по планам города 1740-1750 годов, монастырь с костёлом Успения Девы Марии был расширен, а вход в него перенесён на Иезуитскую (нынешнюю Францисканскую) улицу. Это привело к переориентации костёльного алтаря на запад и к очередной перестройке: вплотную к восточному торцу готического пресвитериума выросла барокковая звонница, в нижнем ярусе которой был устроен нартекс (притвор). Звонница сформировала полностью новый барокковый фасад костёла. Одновременно территория монастыря была расширена на север достройкой западного корпуса.


План с хронологической периодизацией.
I. 14 ст.
II. Конец 15 -17 ст.
III. Середина 18 ст. – 1830-е годы.


Историк и реставратор Евгения Пламеницкая ещё в 1968 году высказала предположение, что перестройку костёла производил комендант и архитектор Ян де Витте. Позднее к этой версии, на основе архитектурного анализа фасада звонницы, присоединился польский исследователь Е. Ковальчик.


План монастыря 1761 года.


В архивах Москвы и Санкт-Петербурга сохраняются чертежи костёла и монастыря, сделанные после присоединения Подолья к России: обмер плана и разреза костёла 1797 года и проект перестройки монастыря (план и восточный фасад), сделанный в 1798 году губернским архитектором Яковом Рагузой. В проекте Я. Рагузы приведён обмер костёла и показаны предполагаемые изменения. Состояние 1798 года фактически отображает результат реконструкции Яна де Витте.


Чертёж 1797 года.



Чертёж 1798 года Якова Рагузы и восточный фасад костёла.



Самой значительной была пристройка к восточному фасаду костёла барокковой звонницы.
Её первый ярус включал восьмигранный нартекс с узкими боковыми помещениями с обеих сторон. В одном из них помещалась лестница.

Центральная часть трёхосного фасада немного выступала вперёд. Барокковый входной портал и высокое окно над ним фланкировали перспективные пилястры большого тосканского ордера, размещённые в массивном антаблементе и соединённые лучистым сандриком, над которым возвышался объём звонницы. На белокаменной плите, вмонтированной над входом, помещена латинская надпись Omnibus in omnibus ("Всё во всём").


Южный и восточный фасады костёла Успения Девы Марии.
Проект реставрации Евгении Пламеницкой


Маленький словарик:
Антаблемент — верхняя горизонтальная часть сооружения, обычно лежащая на колоннах
Неф — вытянутое помещение, часть интерьера, ограниченное с одной или с обеих продольных сторон рядом колонн или столбов, отделяющих его от соседних нефов
Пилястра — вертикальный выступ стены, обычно имеющий (в отличие от лопатки) базу и капитель, и тем самым условно изображающий колонну.
Сандрик — декоративный архитектурный элемент в виде небольшого карниза. Сандрик располагается над окном или дверью.
Экседра — полукруглая глубокая ниша, обычно завершаемая полукуполом.


В интерьере костёла Ян де Витте перестроил неф, разобрав стену между старым восточным и достроенным позднее западным объёмами и тем самым увеличил его вдвое. Не изменяя своему творческому почерку, в простенках окон западной части нефа он поставил, как и во львовском костёле Божьего Тела, пары пристенных колонн коринфского ордера и по одной в углах помещения. В восточной части, где стены были более толстыми, вместо колонн он использовал пилястры ионического ордера, поставленные в таком же порядке. Колонны и пилястры несли массивный антаблемент на высоте 5 метров. Можно предположить, что на осях пилястр и колонн стояли полнофигурные скульптуры. Над ним, по периметру нефа, костёл обрамлял ещё один антаблемент.


Интерьер костёла францисканцев.
Реконструкция.



Исследование восточной части нефа.
Фиксационная схема Е. Пламеницкой.



Готические окна нефа Ян де Витте частично замуровал, изменив их пропорции и украсив белокаменными коробами, дополненными оштукатуренными профилированными тягами. В боковых стенах восточной части нефа были построены симметричные относительно продольной оси две небольшие одноярусные экседры.


Декор северной экседры нефа.
Фиксационный рисунок Е. Пламеницкой.



Декор камина в одном из помещений корпуса келий.

Источник


Одновременно архитектор перестроил интерьер южной части западного корпуса монастыря, которая вплотную прилегала к северному фасаду костёла. Про перестройку свидетельствуют характерные для этого периода элементы белокаменного декора на белокаменном профильном портале первого яруса южного корпуса. Этот портал – один из немногих следов декоративного оформления, которые сохранились после промышленной эксплуатации помещений в советский период.


Белокаменный портал середины 18 века в первом ярусе южного крыла корпуса келий.
Фото А. Тюпича.



На обмере Я. Рагузы звонница показана без завершения крыши .



Причиной её отсутствия стало разрушение во время пребывания в строениях с 1787 по 1792 год войск каменецкого гарнизона. После посещения в 1781 году Каменца польский король Станислав Август решил возвести на западной кромке острова систему фортификаций.


План монастыря 1773 года.


В 1787 году епископ Адам Крашинский дал разрешение на снос монастыря и перевёл францисканцев в местечко Городок. В освобождённых помещениях разместились солдаты.
В 1790 году полковник карт географических Ян Бакалович сделал проект западных фортификационных укреплений, который предполагал снос всех строений монастыря.

Но уже в 1792 году в своей реляции про состояние костёлов епископ признал, что эти мероприятия не дали никаких результатов: фортификации не построены, здания разрушены и осквернены. Епископ писал в Варшаву, что "стены рассыпаются…, солдаты, проживая во всём монастыре, скоро закидают его мусором и гноем". Из этой реляции Крашинского также становится известно, что "боковые здания" монастыря францисканцами были не закончены.

Проект перестройки монастыря в первой половине 18 столетия не сохранился. Однако архивные планы города показывают, что в 1750-е годы при расширении монастыря была застроена улочка, которая перед турецкой оккупацией соединяла Замковую улицу с Рынком.

Западный каменный корпус был продолжен почти вплотную к костёлу Св. Екатерины и замкнут с севера и востока большим прямоугольным двором размером 35 на 65 метров. Северный торец, от которого остался лишь фрагмент стены, возможно также замыкал двухэтажный корпус.


План монастыря 1782 года.


Самый большой западный корпус монастыря, стоявший на Замковой улице, занимали кельи, расположенные вдоль узкого сводчатого коридора. Корпус состоял из двух частей: южной, дотурецкой, и северной, достроенной Яном де Витте с учётом старой планировки.
Про архитектурную идею Яна де Витте создать выразительный барокковый ансамбль свидетельствует северный торцевой фасад западного корпуса келий, стилистично и композиционно решённый в одном характере со звонницей костёла.


Северный торец западного корпуса келий.
Фото О. Пламеницкой.



Северный торец западного корпуса келий.
Фото Яндекс.



Фасад был трёхосевым, разделённым на поля пилястрами тосканского ордера, совмещёнными в антаблементе с развитым карнизом. Карниз позже был демонтирован, но на фотографии можно увидеть след от него в виде полосы. Между пилястрами поярусно размещались большие окна. Окна верхнего яруса были равны по высоте дверным проёмам, и их нижнюю часть заполняли балюстрады, которые также сохранились на фасаде звонницы и западном фасаде костёла.

Балюстрады на восточном фасаде звонницы и западном фасаде костёла.
Фото А. Тюпича.


Оформление фронтона вертикальными филёнками, которые просматриваются под последними перестроениями, было аналогичным фронтону кафедрального костёла. Это было оправдано, так как торец монастыря выходил на сторону кафедральной усадьбы и имел с ней визуальную связь.

Внутренний дворовой фасад западного корпуса, также не имел декора, как и внешний, повёрнутый к каньону. Архитектура последнего, как и у монастыря доминиканок, была предельно простой. Длинные корпуса келий обоих монастырей, которые стали в одну линию вдоль западной кромки острова, создали цельный фронт застройки. Их аскетичная архитектура контрастировала с изысканными силуэтами костёлов и одновременно напоминала про город-крепость. Тем самым была развита и обогащена концепция католического фасада Каменца.


Внутренний дворовой фасад западного корпуса келий.

Источник


Внешний фасад западного корпуса келий.



Остаётся неразрешённым вопрос, какой предполагалась архитектура восточного корпуса монастыря. Северный торец западного корпуса, стилистически схожий со звонницей, но ситуационно оторванный от неё, свидетельствует о существовании нереализованной концепции, частью которой он был.

Возможно, Ян де Витте планировал создать ансамбль, замкнув монастырский двор с востока и с севера двухэтажными корпусами, решив их фасады в ордерной стилистике, но успел построить лишь фрагмент северного фасада. Записи епископа А. Крашинского про недостроенные боковые корпуса частично это подтверждают.

Можно предполагать, что работы по масштабной реконструкции были прерваны решением Станислава Августа про снос монастыря. Ян де Витте, как комендант крепости и одновременно автор реконструкции, должен был узнать об этом первым.
Возможно, это произошло и по другой причине — Ян де Витте скончался в 1785 году, а окончательное решение о закрытии и сносе монастыря было принято епископом Крашинским в 1787 году.




Часть 1. 14-17 столетия.
Часть 3. 18-21 столетия.



Францисканская улица.

Сакральные сооружения "католического фасада", с севера на юг:
1. Костёл Девы Марии и Святого Иосифа монастыря Босых кармелитов
2. Костёл Св. Станислава монастыря иезуитов
3. Кафедральный костёл Св. Апостолов Петра и Павла
4. Костёл Св.Екатерины
5. Костёл Св. Архангела Михаила монастыря доминиканок
6. Монастырь Босых кармелитов в 17 столетии — "Кляштор на скельцi".
7. Костёл Св. Троицы монастыря тринитариев
__________________________________________________________________
Источник:
О.Пламеницька. "Сакральна архітектура Кам'янця на Поділлі" — Кам'янець-Подільський: Абетка, 2005.


Tags: Католический фасад, Храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment