kamienec (kamienec) wrote,
kamienec
kamienec

"Подоль. Записки проезжего". 1866 год. Обитатели города.



Продолжаю публиковать избранные места из книги "Подоль. Записки проезжего".
Книга написана неизвестным автором под псевдонимом "И-тов" и издана в Киеве в 1866 году.

Авторство приписывается Теодозу Бродовичу (Teodoz Brodowicz)
Копия находится на сайте Biblioteka Narodowa, Польша.





Предыдущие части 1-5.


6.
Взглянем на современных обитателей города.

Поляки — в верхних слоях общества самая образованная и развитая часть населения, давшая множество замечательных личностей на поле художественной и гражданской деятельности.

Предоставляя другим говорить об отличившихся каменчанах, я упомяну только об одном поэте Маврицие Гославском. Гославский, воспитанник и житель Каменца, умер очень молодым, и потому не написал так много, как Мицкевич, но вправе были ожидать от него многого. Почитатели его говорят, что он не написал бы, после "Редута Ордона", оды на взятие "Борнгольма" соединенным французско-английским флотом, ни даже оды Наполеону.



У него была светлая точка зрения на предметы. Он, кажется, предчувствовал то состояние Европы, когда не вопросом о национальностях, так хитро брошенным Наполеоном для народов Европы, чтобы их дурачить — будут заняты общественные стремления. Интересы национальные даже можно довести до степени интересов небесных, а с национальностями из всего этого никакой другой перемены не произойдет, кроме некоторой в географических учебниках сумятицы: потому что, в руках опытного охранителя общественного благоустройства, интерес политический служит самым лучшим отвлечением от интересов ближайших, земных.

Будучи польским патриотом, он отзывался о русских без желчи, с расположением, желая всем равно счастья.
Как молодой человек, он заплатил дань своему веку и написал несколько стихотворений в чувствительном роде. Одно из них относится прямо к Подолии, которой он был самым горячим сыном.
Как лёгок этот язык для русских, можно судить из приведённых строк, которыя напишу русскими буквами:

Гды бы орлэм быть
Лёт орлиный мить!
Скшидлем орлэм, люб соколем
Уноситься над Подолем
Там тэм житьем жить.





Малороссияне (русины). Так как они не живут в городе, то и говорить о них следует вкратце. В город они появляются только на базар в воскресенье; потому в воскресенье, что в субботу у евреев шабаш, и они лучше хотят, чтобы им привозили товары в первый день после шабаша; русины слушаются и везут в воскресенье дрова, муку, картофель, и получают взамен навоз, и это не риторическая фигура: просто будочники накладывают им с площади грязь в опорожненные телеги...

В древние времена, пожалуй, какой-нибудь Войт Григорович занес бы жалобу и вышло бы на сейме постановление, чтобы алебардщики власти своей не злоупотребляли и навозом обозов русинских не марали, под опасением штрафа... Но я хвалю сей обычай, потому что он чистоту городу придает.

Вообще положение крестьян, приезжающих в город, несколько конфузно: кричит на них хожалый — тут не стой, там не езди, отсюда ступай. Еврей сует изорванную бумажку и тащит в полицию: почему царские деньги не принимает, а между тем собралась толпа евреев кругом и таскают из воза, и ругается еврей, и моргает будочнику... а тот с базара прогонит, как беспокойного.


Сцена в малороссийской хате. Художник К.Трутовский, 1876.


Вообще евреи презирают и не любят крестьян; крестьяне тоже не любят евреев, но делают, что те хотят. Около корчмы крестьяне и шляхта (чиншовая) нанимаются в чумаки. Еврей дает за дорогу в Одессу и назад на две лошади 22 руб. Половина нанимающихся должна ему.



Крестьяне считают цену малою и себя ограбленными и притесняемыми:
— "Жид! Парха! Не пойдём!"
— "Я жид, я парха. А ты такой разумный, а пойдёшь за 22 рубля… у тебя мои кони, захочу и останешься без всего!"
Упираются крестьяне две недели: уж очень убыточно; наконец соглашаются. Еврей гроша им не прибавил, набросил по три рубля только тем, которые не должны ему.

Это преобладающее по численности племя русинов не знает даже, что оно за племя, вообще, что оно такое. Кто ты? — "Хлоп, человек".
Отчизна? — то хата, после отцов доставшаяся.
Поляк для него — пан, москаль — солдат, русский — кацап.

Во Вятке, Томске, Калуге говорят более о Киеве, более знают его, хотя с религиозной стороны, чем здесь. Здесь не встретите богомолок, рассказывающих о нём. Крестьяне ходят только в Одессу и то через Бессарабию.

Малороссийская семья. Фото неизв. автора



Армяне слились совершенно с поляками, только азиатские черты лица и миндалеобразные глазки выдают иногда происхождение предков. Всё это ошляхтилось, сделалось помещиками; как дворяне, они рассыпались по России и находятся на всех ступенях чиновничьей деятельности.

На месте, у большинства патриотизм, по традициям предков, обязанных приютом, богатством и шляхетством полякам; в России, разбавленные побочным элементом, они делаются прекрасными людьми, служаками без всяких мечтаний, навязываемых им здесь влиянием среды; распорядительный чиновник может быть и хорошим сыном отечества, и получать награды, не говоря уже об ученых и художниках, занятие которых не позволяет им интересоваться житейскими дрязгами граждан —«в сердце их, посвященное науке, не должен проникать шум страстей, волнующих общество»


Иноземцы, то есть французы и немцы. Первых так мало, что и говорить нечего, второй элемент, мало известный в прежнее время, быстро увеличивается. Характер этой народности как булочников, как чиновников и как граждан, очень хорошо известнее, чтобы сказать что-нибудь новое, разве только то, что не пора ли нам бросить предубеждение к ним, в котором проглядывается иногда только зависть торговца к успеху соседней лавки. В которой многое действительно и лучше и чище, хоть сам купец и смешон.

Немцев упрекают обыкновенно даже в том, что все они, где бы ни были, помогают друг другу, сочувствуют, жмутся друг к другу. Да другим-то кто ж велит ежом становиться друг к другу?



Немцы в России долго сохраняют свою особность (т.е. русские немцы), даже имеют причины гордиться своей немецкостью; между поляками они стараются как можно скорее сбросить свою хризалиду и показаться поляком. Отец-немец уже и не говорит со своей дочерью по немецки, а по-польски, хотя бы и худо знает этот язык. В высшем классе есть пропасть немецких фамилий, немецких только по буквам, но совершенно всосавшихся в полонизм и, разумеется, старающихся быть более поляками, чем самые поляки.
Русские не любят немцев по многим причинам, поляки презирают по историческим традициям, по страшной противоположности характеров.


Русскими здесь называют в городах торговцев-лавочников из Великороссии, по сёлам — старообрядцев, поселившихся в разное время частью отдельными деревнями, частью посадами, близ помещичьих сёл ; но и они известны более под названием кацапов, филипонов.
Так как они не относятся к городским жителям, то и говорить о них нечего, разве то, что они не изменили ни языка, ни костюма, ни обычаев, что пропаганда и полонизация не коснулась их и никому бы на ум не пришло полонизировать их.


Самое огромное большинство по числу городских жителей — это ассоциация евреев, основанная на прочных началах, хоть и не похожая на ассоциацию, например, флорентийских рабочих, по своим гражданским понятиям, презирающая крестьян и дворянство, считая себя развитее первых и практичнее второго.



Редко надуваемая, но чаще надувающая, хотя в действительности мало развитая, необразованная и безграмотная, хотя и знающая читать и писать с пятилетнего возраста, имеющая в Каменце 11 мелких школ и одно училище.

Они доказывают ясно, что чтение не составляет грамотности. Дело в том, что кроме своих молитв, они ничего не читают и не делаются от того ни нравственнее, ни честнее. Выписать книгу, журнал —еврей сочтёт сумасшествием, хотя бы средства и позволяли ему, еврейки тем более ничего не читают.

Словом,целое народонаселение обходится без печатной бумаги и не чувствует от того никакого неудобства.
В Польше издают для евреев журнал. Но я говорю о Каменец-Подольских евреях. Те, которые считают своё состояние десятками тысяч, выписывают и газету какую-нибудь, но это исключение и самое ничтожное. Масса всё таки остаётся безграмотна.


_____________________________________________________________________________

Источник:
"Подоль. Записки проезжего". Киев. В типографии И. и А. Давиденко. 1866 год.
Немцы
Малороссы

Tags: 1866, Записки проезжего. 1866., Кам'янець-Подільський, Литература о городе.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments