kamienec (kamienec) wrote,
kamienec
kamienec

Жители Каменца на старых фотографиях. Духовой оркестр строительного техникума. 1984-1985 годы.



1984 год. Духовой оркестр Каменец-Подольского строительного техникума в 1984 году. Руководитель Борис Самойлович Ганапольский.

В ноябре 1957 года Киевский строительный техникум был переведён в Каменец-Подольский. Борис Ганапольский организовал в техникуме эстрадный и духовой оркестры и был их бессменным руководителем до июня 1997 года. В городе техникум шутя называли "музыкальным училищем с легким строительным уклоном". Это было прекрасное время: интересные концерты, смотры, конкурсы и всегда очень успешные выступления. Наряду с этим Борис Самойлович был грамотным инженером и преподавал в техникуме сложные предметы




1. Фото 1985 года



Фрагменты из статьи Виктора Буреги:

"Во времена правления Никиты Хрущева была программа перевода учебных заведений из центра на периферию. Так вот по этой программе из Киева в Каменец-Подольский перевели строительный техникум и пищевой.
Мой рассказ будет о строительном техникуме, в котором и учились те молодые ребята, о которых я сказал выше. Чернобыль был город в Киевской области, естественно, выходцы из него и ехали на учебу в столицу и по каким-то неизвестным мне причинам поступали в строительный техникум. Когда же техникум из Киева перевели в Каменец-Подольский, то переехали туда и студенты, которые там учились. Среди этих студентов было много музыкантов учеников Ганапольского Михаила Самойловича. Был там и брат Михаила — Борис Самойлович Ганапольский.


Директор техникума Л. Кострицын — ветеран войны, заслуженный учитель Украины, очень любил духовую музыку. В переехавшем в Каменец-Подольский техникуме уже был оркестр, был руководитель Борис Ганапольский, были музыканты, ученики Михаила Ганапольского. Прекрасные трубачи Чахмачян, Туменок Иван, кларнетист Луценко Виктор, баритонист Опанасенко Игорь.

Мне пришлось поступить в техникум в 1960 году. Я приехал из г. Городка Хмельницкой области, где начал обучаться игре на духовых инструментах в студии при клубе сахарного завода, а затем играть на теноре в заводском оркестре. При поступлении в техникум я познакомился с Борисом Самойловичем Ганапольским. Он был в приёмной комиссии и у каждого поступающего спрашивал играет ли он на духовых инструментах? При положительном ответе поступающего отводил в музыкальную комнату (музыкалку) для прослушивания. Если играющий подтверждал свой игровой уровень, то его Борис Самойлович вносил в свой список.

Таким образом я попал в список оркестра. Но необходимо было сдать вступительные экзамены. Как хорошему ученику мне не составило труда сдать экзамены. С началом учебного года началась очень активная учеба и работа (именно работа) в оркестре. В составе оркестра было много вновь поступивших учеников Михаила Ганапольского из Чернобыля. Это были оркестранты из Чернобыльского оркестра (дворца пионеров) и из детского дома, где тоже оркестром руководил Михаил. Нам всем оркестрантам было от 15 до 18 лет, всем нужна была поддержка добрым словом, отеческая забота. Для всех нас человеком, который заменил родителей, стал старшим другом-наставником был Борис Самойлович Ганапольский. Он беспокоился о том, чтобы каждый получал стипендию, жил в общежитии, ходил на занятия. Борис Самойлович сам проживал тогда в отдельной комнате в общежитии, к нему всегда можно было зайти поговорить, посоветоваться, попросить помощи. Это был воспитатель высшего класса. Вместе с тем это был очень требовательный человек и к себе, и к другим, особенно если дал слово — должен отвечать и выполнить обещание.

Репетиции оркестра проходили два раза в неделю, но каждый мог приходить хоть каждый день и заниматься самостоятельно. В то время студентов посылали на работу в колхоз либо в сентябре, либо в октябре, но музыкантов не посылали. Мы работали над концертным репертуаром, готовились к праздникам.

Чтобы понять, как все было ответственно, назову некоторые произведения над которыми работал оркестр в то время. М. И. Глинка "Вальс-фантазия", Ж. Оффенбах "Увертюра к оперетте "Орфей в аду", Р. Молодцов "Фантазия на темы морских песен", Ж. Бизе "Антракт к 4 акту оперы "Кармен", Ф. Шопен "Полонез", "Попурри на темы оперетты И. Кальмана „Сильва“, Д. Россини "Увертюра к опере "Севильский цирюльник", М. Лысенко "Запорожец за Дунаем", М. Лысенко "Увертюра к опере "Наталка-полтавка" , И. Дунаевский "Вальс из кинофильма "Испытание верности", Л. Петкевич "Фанфарный марш "Сигнал".

2. Фото 1985 года


Хочу отметить, что музыкантам было от 15 до 20 лет, но они имели очень хорошую школу игры: поставленный звук, читка нот, дыхание и т.д. В каждом из названных произведений нужны солисты-исполнители и такие музыканты были.

Вальс-фантазия М. И. Глинки — для кларнета, а на нём играл Лёня Народицкий, — чернобыльский ученик М. Ганапольского, — это был скромный стеснительный парень, но очень настойчивый в достижении цели. На трубе играл Лёня Эрлихман — из Чернобыля, все сольные отрезки он играл закрывая, иногда, глаза от удовольствия. Борис Самойлович очень беспокоился о его учёбе, потому что тот иногда пропускал занятия. У Лёни была любимая фраза-ответ на замечания Бориса Самойловича "Боря, судьба играет человеком, а человек играет на трубе", второе его увлечение футбол — очень болел за "Динамо" (Москва).

На баритоне играл Игорь Опанасенко — чернобылец, из детдома очень внимательный и компанейский парень, во всем хотел и подражал Борису Самойловичу (Борис тоже баритонист и тромбонист). Сольные места Игорь исполнял очень певуче и Борис Самойлович ему говорил : "Игорь, чуть-чуть жестче, а то — как масло по оркестру". Игорь улыбался и играл по-прежнему, его пригласили играть в парке на танцплощадке в оркестр станкостроительного завода.
Это был оркестр — конкурент нашего, потому что до перевода техникума из Киева он был один ведущий в городе. Игорь был из первой плеяды чернобыльских музыкантов к которым можно отнести и Леонида Чахмачяна , который после окончания техникума уже работал на стройке и играл по вечерам на танцах во дворце культуры в эстрадном оркестре.

К нам в техникум он приходил постоянно и все смотрели на него с восхищением, подражали его технике. К старожилам можно отнести и Туменка Ивана, который уже работал на стройке, но в оркестр приходил на игры, иногда на репетиции. У него была оркестровая группа с которой он играл где-то на каких-то вечерах, но где я не знаю.

На баритоне играл еще один чернобыльский ученик Михаила Ганапольского — это Гайван Андрей, который во всем хотел подражать Игорю Опанасенко, но при этом сохраняя свой стиль, свои подходы к темам произведений. Андрей был человеком способным повести за собой в любом увлечении и, как правило, ему это удавалось. Был еще один музыкант из чернобыльской диаспоры Иткин Толя, который играл на трубе и был своеобразным критиком всего и всех, но кроме Лени Эрлихмана. Толя (мы называли его Туля) собрал небольшую группу музыкантов и взялся играть танцы в Старом городе в районом доме культуры. Игрались разные популярные в то время песенки. Нельзя не вспомнить ещё одного чернобыльца басиста Малишкевича Иосифа. Он играл на "эсном" басу, был старше нас, очень любил кроссворды в журнале "Огонек», причем решал их и на репетиции, и на перерывах. Иногда увлекался и пропускал после пауз вступление. Это очень интеллигентный человек, которого все уважали. Кроме ребят из Чернобыля были и другие очень хорошие музыканты — Лёня Шлейфер, Борис Сергатюк, Вадим Претус, Володя Кошебаев и другие.

3. Фото 1985 года


Однажды оркестр работал над репертуаром для предстоящего весной концерта в городском Доме офицеров для всех жителей города. Время шло быстро и где-то за месяц до концерта Борис Самойлович сказал, что на концерт приедет Михаил Самойлович. Это сообщение очень взволновало всех его учеников. Хотя следует отметить, что учеба и опыт игры продолжался под руководством Бориса Самойловича. Борис Самойлович сам был прекрасный музыкант, играл на баритоне и на тромбоне. Как-то на спор он сыграл на баритоне соло из марша "Триумф победителей" 100 раз, чтобы показать какой должен быть звук, дыхание, умение управлять исполнением. Борис играл во Дворце офицеров на танцах в эстрадном оркестре на тромбоне, всегда приглашал прийти послушать оркестр. Мы ходили часто и восторгались его исполнением Каравана (Тизола) и Сант-Луи блюза. С нашим оркестром сотрудничали многие музыканты города и преподаватели Каменец-Подольского культпросветучилища.

Когда же мы узнали, что на концерт приедет Михаил Самойлович, то репетиции стали проходить как-то по другому — более ответственно, с большим вниманием отрабатывались те или другие фрагменты, больше стали заниматься индивидуально. Все хотели показать товар лицом. И вот приехал Михаил Самойлович. Он пришел на репетицию, прослушал всю программу, посоветовал что и как изменить, отдельно побеседовал с солистами оркестра Лёней Эрлихманом, Лёней Народицким, Игорем Опанасенко и другими. Для меня, да и для других, это было прикосновение к большому творческому подходу в работе с оркестром. Мы долго обсуждали, что сказал Михаил Самойлович, как уважительно отнесся ко всем музыкантам оркестра.

Концерт прошел на очень высоком уровне. Были приглашены специалисты из области (г. Хмельницкий) — управление культуры, музыкальное училище. Поступили предложения на учебу в музучилище нашим музыкантам, Бориса Самойловича тоже приглашали на работу в Хмельницкий. Но никто никуда не уехал. После концерта Михаил Самойлович высказал свои пожелания оркестру — не останавливаться на достигнутом, а продолжать учиться, получить специальность, но музыку не бросать, она всегда должна помогать в жизни. Собственно так оно и получилось для многих. Борис Самойлович — поступил в институт, окончил его по специальности "Промышленное и гражданское строительство", работал преподавателем в родном техникуме, руководил духовым оркестром. Последний раз с Борисом я встречался перед его отъездом в Израиль, когда приезжал в Каменец-Подольский аграрный техникум в составе инспекторской комиссии. Скончался Борис Самойлович в 2000 году в Израиле".

Виктор Бурега, октябрь 2013 г.


4. Эстрадный ансамбль строительного техникума в ресторане "Стара фортеця"
Справа-налево: Бублик Александр (бас-гитара), Сергиенко Владимир (Клеменс) (барабаны), Леонид Федорец (гитара-лидер,вокал), Мотя (гитара-ритм)






Благодарю Елену Ганопольскую за предоставленную информацию.

Источники:
Виктор Бурега. По следам очерка Бориса Турчинского "Последний дирижер Чернобыля".
Борис Турчинский. "Последний дирижер Чернобыля"
Фотографии взяты из соцсетей.


Tags: 1984, Каменчане, Образование
Subscribe

Posts from This Journal “Каменчане” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments